Курс ЦБ:
$66.6082, € 73.9484
Сегодня:
Вторник
20 августа 2019 г.

Новости

07.08 По миру "плодятся" фальшивые продавцы Apple

06.08 Американский король спама сдался агентам ФБР

05.08 В Вологодской области будут судить чиновника по делу о томографах

05.08 Полицейские Невского района подвели итоги борьбы с незаконной игровой деятельностью

04.08 Следователи рассказали жуткие подробности убийства тульской семьи

04.08 Прокурор Тульской области: Предполагаемый убийца тульской семьи - интеллигентный молодой человек

04.08 В квартире убитой семьи в Туле проведут следственный эксперимент

02.08 По-глобальному, Петербургу не хватает "человекообразия"

02.08 На дне Балтийского моря нашли НЛО - выглядит почти в точности как космический корабль из "Звездных войн" (фото, видео)

02.08 Смерть огня

02.08 Всевидящее око на дороге

02.08 Алексей Смирнов: «Группа “Кафе” всегда была коллективом, близким к панку»

01.08 Компьютерные игры, с элементами насилия, изъяли с прилавков норвежских магазинов

01.08 Жители округа "Петровский" сожалеют, что так и не увидели газету с объявлением о выборах Матвиенко

29.07 Смерть огня


Рекламный блок:

Новости

«Обитаемый остров»: что осталось от Стругацких
23 апреля 2009 г.

Федор Бондарчук представил на суд зрителя вторую часть дилогии «Обитаемый остров. Схватка». Слоганом фильма стал вопрос: «На чьей ты стороне?». Критика «Фонтанки» заинтересовало другое – стоило ли ради  истории про землянина Максима Каммерера, задавшегося целью очистить сознание инопланетян от тоталитарного режима, устраивать  взрывы на полуострове Крым?  И вообще – зачем было делить все это на две части?

В финале первого «ОО» Максим Каммерер на угнанном танке уезжает в сияющую инопланетную даль вместе с близким другом, оставив зрителя в изумлении и обещая вернуться поумневшим и всех спасти. Во второй серии, большую часть которой он, в красном комбинезоне и резиновых сапогах, бегает, плавает и летает по планете Саракш,  эти обещания не сдерживаются. Скорее наоборот –  спасение происходит как бы само собой, а степень наивности героя, выдаваемая авторами за душевную чистоту, достигает такого уровня, что ассоциация с романом Стругацких исчезает, зато возникает другая – с   гайдаевским Шуриком. Он, как и Максим Каммерер, в незнакомой обстановке поначалу терялся, а потом пёр против столетиями сложившейся системы. Пергидрольная челка и белозубая улыбка актера Степанова (перекрашенного, так же как в свое время Демьяненко) только довершает сходство. Оно бы и хорошо –  почему бы «Обитаемому острову» не стать  для  нулевых тем же, чем комедии про Шурика были для шестидесятых – остроумной и легкой рефлексией по поводу привычки нашей духовной элиты не зная броду соваться в воду. Однако комедийный Шурик, даже на пике белой горячки был существом более жизнеспособным и зрелым, чем идеальный человек будущего Максим Каммерер во второй части «ОО», который ощущает себя на чужой планете как в большой песочнице.

С широкой улыбкой возится он в этой песочнице, развлекаясь всем, что под руку попадется – накатавшись на танке, летает на самолете, а когда и это надоедает, совершает экскурсию на вражескую подводную лодку. В свободное время занимается профессиональной революционной деятельностью, желая освободить  угнетаемых Неизвестными Отцами  аборигенов. Для этого сначала ищет помощи у болезненно мутировавших местных, а потом у здоровых, но невоспитанных иностранцев. Как всякий профессиональный революционер, наталкивается на стену непонимания, после чего опять катается на танке, бегает и дерется. Потом его начинают использовать в «темную» и  сводят с настоящим противником.

Взрослые дяди из тоталитарного правительства реагируют на его приключения соответственно. «Лапушка! Танк угнал!» - нежно приговаривает Умник (герой, сыгранный самим Бондарчуком), плотоядно рассматривая  портрет Максима на экране компьютера. Впрочем, после недавней пародии на Первом канале тему сексуальной ориентации бондарчуковского  персонажа  можно признать исчерпанной. Однако даже вездесущий Первый был не в курсе, что тема нетрадиционной любви будет продолжена в «ОО» самым удивительным образом –  нежной страстью к прекрасному Максиму преисполняется  близкий друг Гай (все такой же накаченный Петр Федоров), с которым они вместе катаются в танке. То и дело Гай душит Максима в объятьях и с неистовой силой повторяет: «Ты мой бог! Позволь мне умереть за тебя!». Сначала в самолете, потом – в танке. Правда, у Стругацких этот восторг перед Максимом объяснялся  действием  облучения, но в фильме Гай так неприкрыто демонстрирует работу своего подсознания, что сомнений в его ориентации не остается. 

Апофеозом режиссерской игры в танки, самолеты, летчиков, пилотов становится война, затеянная Неизвестными Отцами еще в первой части. Длящаяся в книге всего ничего, в фильме она изображается прямо танковым сражением под Прохоровкой – по полю едет тьма-тьмущая танков, только на это раз не розовых, а желтых. В одном из танков само собой сидят Максим с Гаем.

Заканчивается  сражение точечным ядерным ударом, имитация которого вызвала большое недовольство экологов полуострова Крым, где велись съемки картины.    В это время второстепенные герои картины живут нормальной  человеческой жизнью – терзаются  своими маленькими страхами рядовые выродки (Андрей Мерзликин), несет пропагандистскую чепуху неприятно достоверный ротмистр Чачу (великолепный Михаил Евланов), схлестываются в реальном противостоянии высокопоставленные чиновники – Странник (Алексей Серебряков) и Умник (Федор Бондарчук).

Как и в первом фильме, неидеальная жизнь тоталитарной страны оказывается настолько правдоподобной и полнокровной, что за нее режиссеру можно простить многое. Дырки в повествовании –  всесильные Неизвестные Отцы появляются во второй части только один раз, и то по телефону. Пренебрежительное отношение к подполью, которое у Стругацких описано с огромным уважением, а в фильме сводится к двум персонажам, один из которых говорит другому что-то вроде: «Пошли, а то все главные должности расхватают». И даже наследственную любовь к батальным сценам. Нельзя только понять, как при таком умении создавать на экране столь симпатичную реальность, Бондарчук умудрился заменить живого и настоящего героя Стругацких, постигающего сложность мира вокруг, на мальчика из рекламы зубной пасты, который больше всего любит драться, быстро бегать и громко кричать. 

В результате ответ на вынесенный в заглавие вопрос: «На чьей ты стороне?» напрашивается сам собой. Уж точно не на стороне картонного дурилки, играющего в войнушку со всем миром. К этому выбору зрителя подводит не продажность смешных  и нестрашных подпольщиков и абстрактный вопрос, можно ли решать за других людей, как им жить на свете, а отсутствие у главного героя малейшего жизнеподобия, а также сумасшедшее обаяние  Алексея Серебрякова, сыгравшего  главного противника Максима. А может, кино для этого и затевалось? Тогда остается только отдать должное режиссеру за то, с какой легкостью он превратил диссидентский роман Стругацких в нечто совсем иное...
 
Ответ же на  вопрос, зачем Володька сбрил усы, то есть, зачем Федор Бондарчук разделил свой фильм на две неравные части, лежит не в эстетической, а в экономической области. При бюджете дилогии в 36,6 миллионов долларов, первый фильм половину расходов, и теперь вся надежда на второй…
 
Елена Некрасова, «Фонтанка.ру»


 
В Контакте
0
   

» к списку


 

Читайте также


© www.jetway.ru 2003-2008. При использовании материалов гиперссылка на www.jetway.ru обязательна. E-mail: info/Ф/kotlin.ru, Карта сайта