Курс ЦБ:
$61.9515, € 68.6856
Сегодня:
Воскресенье
09 мая 2021 г.

Новости

07.08 По миру "плодятся" фальшивые продавцы Apple

06.08 Американский король спама сдался агентам ФБР

05.08 В Вологодской области будут судить чиновника по делу о томографах

05.08 Полицейские Невского района подвели итоги борьбы с незаконной игровой деятельностью

04.08 Следователи рассказали жуткие подробности убийства тульской семьи

04.08 Прокурор Тульской области: Предполагаемый убийца тульской семьи - интеллигентный молодой человек

04.08 В квартире убитой семьи в Туле проведут следственный эксперимент

02.08 По-глобальному, Петербургу не хватает "человекообразия"

02.08 На дне Балтийского моря нашли НЛО - выглядит почти в точности как космический корабль из "Звездных войн" (фото, видео)

02.08 Смерть огня

02.08 Всевидящее око на дороге

02.08 Алексей Смирнов: «Группа “Кафе” всегда была коллективом, близким к панку»

01.08 Компьютерные игры, с элементами насилия, изъяли с прилавков норвежских магазинов

01.08 Жители округа "Петровский" сожалеют, что так и не увидели газету с объявлением о выборах Матвиенко

29.07 Смерть огня


Рекламный блок:

Новости

Рожденный в СССР
21 мая 2009 г.

Рожденный в СССР

20/05/2009

Александр Филиппенко стоял на сцене рядом с духовым оркестром и размахивал руками в такт музыке. На экране за его спиной проносились черно-белые кадры картины «Мой друг Иван Лапшин». Лица советской эпохи — совсем другие, светлые, воодушевленные, нездешние. Фильму в этом году исполнилось 30 лет. Его чествовали на фестивале «Виват кино России!». А Филиппенко совсем не изменился. Все такой же «несокрушимый и легендарный». С бесовщинкой в лукавых глазах.

Рожденный в СССР

Дублер-уголовник

— Как вы попали в картину «Мой друг Иван Лапшин»?

— Его величество случай. Оказывается, Алексей Герман видел меня и Фараду еще давно, в театре МГУ. О «Проверке на дорогах» я слышал и видел, как на Ленфильме почти год шли досъемки по замечаниям начальства. Пробовался на роль Ханина, желающих было много, но утвердили Андрея Миронова. Герман же мне позвонил и сказал, что все равно хочет, чтоб я участвовал. Остановились на роли судмедэксперта Занадворова. Самое интересное, что в итоге он спас фильм, который не хотели выпускать по идеологическим соображениям. В середине съемок возник новый герой — мой «сын». В итоге Герман, раздерганный бесконечными поправками, перевернул позицию картины. Дописали еще две сцены. И получилось, что это как бы отстраненный, субъективный взгляд на сталинскую эпоху повзрослевшего мальчика. Только под таким «соусом» фильм приняли. Первой фразой картины стала: «Я помню квартиру моего отца…». Так я оказался одним из главных героев.

— Правда, что вместо вас в одной из сцен уголовник снимался?

— На одну из съемок я прилетел позднее. Группа металась: что делать, нет актера… И тогда старшина местной милиции говорит: «Не переживайте, есть у меня тут один, очень на вашего Филиппенко похож». И привел задержанного — матерого рецидивиста. Мне рассказывали, что поначалу тот сниматься категорически отказался. Но старшина отвел его в сторонку и нашел нужные «аргументы». Так что в сцене с портретом Сталина играет мой «двойник».

— С Германом работать трудно было?

— Я благодарен судьбе и Герману. С огромным удовольствием работал по формуле: «Играть, ничего не играя, как бы под хронику…». Хотя характер и у него, и у меня — не сахар. И крики, и шум были на площадке. И часто нам, актерам, доставалось. Но уже на озвучении, глядя на экран, мы понимали, что это гениальный фильм. Судьба у картины была непростая. Сначала разрешили напечатать только 10 копий. Через год — 30. А потом дали Государственную премию.

Пять минут на «достоевщину»

— В телевизионной, сериальной и киножизни — каково ваше место сейчас?

— Я существую в ней выборочно. Слава богу, что после таких фильмов, как «Мой друг Иван Лапшин», есть возможность этого выбора. В сериалах снимаюсь исторических. Но их мало — костюмы дорого шить. У меня несколько литературных программ, я с удовольствием читаю стихи и прозу. Гоголь, Зощенко, Солженицын, Довлатов…

— За современными новинками следите?

— Вернутся друзья с «Кинотавра» — буду расспрашивать. Есть дома и набор дисков, которые надо посмотреть. Мне нравится, когда в картине есть мышление о мире, а не пересказ сюжета. А еще люблю смотреть сериал «Пуаро». Стильная картина! К вопросу о сериалах — там совершенно новые технологии. После «Бедной Насти» я, когда в «Брежнева» к Снежкину попал, будто на другую планету прилетел. И первый день был весь в напряжении. В сериалах много опасностей для актеров, если к этим технологиям привыкаешь. Не успеваешь на таких скоростях ничего сыграть, кроме «Я в предлагаемых обстоятельствах». Хорошо, если партнеры попадаются уровня Ирины Муравьевой и Ольги Остроумовой. Иначе — гибель. Но, если можешь на этих оборотах немного «достоевщины» подпустить, дело сделано.

— По большому кино скучаете?

— Конечно. Хотя грех жаловаться, играл я много. Когда хороший сценарий, хороший режиссер, работаешь с самозабвением. Классический пример — «Визит к минотавру». Ради последнего монолога — все на карту поставил! А сейчас смотришь американские фильмы: компьютеры-компьютеры, потом пять минут сцена, потом опять компьютеры… Говорят, даже Владимира Бортко не могли от компьютеров оторвать, когда он сцену бала в «Мастере и Маргарите» монтировал. И так ему это понравилось, боже мой! Конечно, можно все перекрасить и переделать. И актера на 160 градусов развернуть. Теперь ведь главное направление кино — отвлекать развлекая и ни о чем не думать. Так что от многих сценариев приходится отказываться — что меня бесит.

— А к цветному «Штирлицу» вы как относитесь?

— Не в восторге. В черно-белой картине был стиль. К сожалению, это мало кто сейчас понимает.

«Меня одевает дочь»

— Как отказываете сценаристам? Тактично? Или?

— А у меня дочка взрослая, она этим и занимается.

— Дочка с вами работает?

— Саша закончила МГИМО, ей 23 года, и у нее все замечательно. А работает потому, что разъезжала со мной по всем круизам и гастролям. И постепенно всему научилась. Переставляет треки, добавляет музыку, если у меня на сцене импровизация. Она девица-львица, огонь! Я за ней как за каменной стеной. У Саши талант наследственный, мои жена и теща — телережиссеры.

— А почему она не в театральный вуз пошла, не на ТВ, а в МГИМО?

— Я окончил МФТИ. Много ей об этом рассказывал. И однажды она заявила: «Папа, ты получил хорошее образование, я тоже хочу». В МГИМО Саша изучила несколько языков. Английский сдала на 8 баллов, а 9 дают только носителям языка. У дочки, видимо, мой талант обезьянничать. Она точно схватила американский акцент. Умеет договориться с любым. Однажды были на гастролях в Америке, опаздывали на паром в Нижний Манхэттен. Я ловил на улице машину — никто не останавливался. Но тут же подъехало полицейское авто, оттуда вышли черный и белый мужчины. Не знаю, что им Саша объясняла, но нас с сиреной довезли до причала.

— Думаете о том времени, когда дочка от вас окончательно отделится?

— Саша отдельно живет с первого курса. А что касается собственного жизненного пути — она все понимает. Целеустремленная девушка. Я проблем с ней не знаю, Саша мне даже одежду подбирает. В магазине выкладывают шесть джинсов, несколько пар обуви, и дочь командует: надо это, это и это. Выбор обычно в десятку!

— Для вас важно стильно одеваться?

— А как же! Мне еще на «Бедной Насте» сказали: за вами следят. В смысле — молодежь смотрит, в чем я пришел. Да и не только молодежь.

«Атас» — лучшая похвала

— Вне работы время как проводите?

— Отдых пассивный. Дача в Новопеределкино. Балкон, небо, книги… Андрон Кончаловский просил прочесть Дональда Рейфилда «Жизнь Антона Чехова». (Я репетирую в его театральном проекте «Дядя Ваня».) Толстенный том! Главная установка — сбить стереотипы. Там классик веселый и смешной человек. Сейчас письма Виктора Астафьева читаю. Чрезвычайно интересно. И Станислава Рассадина о шестидесятых. Он, молодой выпускник литинститута, работавший в редакции «Литературной газеты», не смог поехать на похороны Пастернака. Потому что редактор смотрел, все ли на местах. А Окуджава был внештатным сотрудником — встал и ушел. И Рассадин до сих пор об этом жалеет! Это эпоха, и каждый в ней участвует. Я тоже свидетель стольких исторических событий! Помню, случилось 11 сентября, я взял дочку, и мы поехали с цветами к американскому посольству. И в 1989 году, когда была миллионная демонстрация в Москве, вышел из дома на Садовою и шагнул через милицейское оцепление. Сделать этот шаг — важно. Меня поражает, как сейчас много интерпретаторов того времени, которые факты и события так подтасуют, передернут, будто нет живых свидетелей.

— А что для вас — СССР? Эпоха? Мировосприятие? Или страна, которой нет?

— Как это — нет? Я вырос там. Я участник. Прошел и пионерские слеты, и драмкружок, и Физтех вольнодумный, и первые КВН, и оттепель Хрущева... Помню, вышла первая книга о Тухачевском, и нас учили читать ее между строк, угадывая в списке фамилий и дат историческую правду. Старшие товарищи объясняли, что «хорошо», что «плохо». И был студенческий театр «Наш дом», и Театр на Таганке, а потом — «Мой друг Иван Лапшин». А сейчас — «Бедная Настя» и новая молодежь на съемках… Я играю в театре «Практика». После одного спектакля, когда кланялся, зритель лет двадцати повторял: «Атас, атас, атас…». Лучшей похвалы мне и не надо.

— «Идеологических» споров с молодыми актерами не возникает? У них свой взгляд на мир.

— Критерии, оценки смещены, свобода размыла все. Но я думаю, это пройдет. И люди вернутся к системе духовных координат. Из Гоголя: «Пока не подумают о благоустройстве душевного имущества, не будет благоустройства и земного».

Наталья Черных

Фото с сайта antonvalentinoff.com


 
В Контакте
0
   

» к списку


 

Читайте также


© www.jetway.ru 2003-2008. При использовании материалов гиперссылка на www.jetway.ru обязательна. E-mail: info/Ф/kotlin.ru, Карта сайта